Сделать стартовой В избранное Карта сайта

Меню сайта



Статистика:
Калькулятор госпошлины
О госпошлине
Месторасположение
суда и проезд

Справка по результатам обобщения практики судов Архангельской области по возвращению уголовных дел прокурору в порядке ст.237 УПК РФ


Аналогично следует поступать суду и в случаях несоответствия описательно-мотивировочной части постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого его резолютивной части.

Шенкурский районный суд в постановлении от 17.02.2003 г. о возвращении прокурору дела в отношении О. и А., помимо прочих нарушений, сослался на то, что в резолютивной части постановления о привлечении О. в качестве обвиняемого не указана ст.132 ч.1 УК РФ, хотя в описательно-мотивировочной части постановления описание данного преступного деяния содержится. Судебная коллегия по жалобам подсудимого и защитника постановление судьи отменила, указав, что нарушений требований УПК при составлении обвинительного заключения не допущено, а несоответствие описательной и резолютивной частей постановления о привлечении О. в качестве обвиняемого не нарушает его права на защиту и не лишает суд возможности постановить по делу приговор или вынести иное решение на основе имеющегося обвинительного заключения.

В приведенном примере суду следовало исходить из того, что решение о привлечении О. в качестве обвиняемого по ст.132 ч.1 УК РФ по сути не принято (такое решение формулируется именно в резолютивной части постановления), и значит обвинение по указанной статье не предъявлено.

В практике встречались случаи, когда допускались противоречия в обвинениях, предъявленных по одному делу различным лицам, являющимся соучастниками одного преступления. Очевидно, что одно и тоже преступление не может быть совершено соучастниками при различных обстоятельствах. Несоответствие предъявленных обвинений в изложении фактических обстоятельств, как правило, не устранимо в ходе судебного разбирательства и препятствует рассмотрению дела судом и принятию законного решения по делу.

Северодвинским городским судом 02.10.2002 г. возвращено прокурору дело по обвинению К. по ст.161 ч.2 п.п. «а,б,г,д» УК РФ, Н. по ст.161 ч.2 п.п. «а,б,в,г», 150 ч.4, 161 ч.2 п.п. «а,б,г,д» УК РФ, Т. по ст.161 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ и Ю. по ст.161 ч.2 п.п. «а,в,г» УК РФ. Как установил суд, между предъявленными К. и Н. обвинениями имелись существенные противоречия относительно места преступления, описания возникновения сговора, способа совершения грабежа, последовательности и характера преступных действий каждого из соучастников, наступивших последствий. Государственный обвинитель в кассационном представлении утверждал, что различное изложение фактических обстоятельств в предъявленном соучастникам преступления обвинении не препятствует суду рассмотреть дело по существу. Судебная коллегия не согласилась с таким мнением и признала правильным вывод суда первой инстанции о том, что имеющиеся противоречия препятствуют установлению фактических обстоятельств совершенного преступления и в судебном заседании не устранимы.

По схожим основаниям Красноборским районным судом возвращено прокурору дело по обвинению Н. и Ж. (в обвинениях указано разное время преступления).

К иным нарушениям, связанным с составлением и вынесением постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого, в связи с которыми дела возвращались прокурору, суды относили следующие недостатки предъявленного обвинения.

При предъявлении И. обвинения в служебном подлоге по ст.292 УК РФ, диспозиция которой предусматривает несколько видов субъектов преступления (должностное лицо, государственный служащий, служащий органа местного самоуправления) следователь не конкретизировал к какому из субъектов относится обвиняемая (Красноборский районный суд).

В обвинении С. по ст.158 ч.3 УК РФ указанный общий размер причиненного потерпевшему ущерба был меньше фактической суммы стоимостей похищенных предметов (Ломоносовский районный суд).

Одним из оснований возвращения прокурору дела по обвинению М. по ст.111 ч.4 УК РФ Котласский городской суд указал неверное написание одного из инициалов потерпевшей при описании преступного деяния. В предъявленном обвинении было изложено, что, обвиняемый, избив К-ну Н.В., тяжкий вред здоровью, повлекший смерть, причинил К-ной Н.Ю. Однако из содержания постановления о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительного заключения было очевидно, что по делу в качестве потерпевшего фигурирует одно лицо – К-на Н.В., и выявленное упущение является технической ошибкой, которая могла быть исправлена судом путем уточнения текста фабулы обвинения без возвращения дела прокурору.

Соломбальским районным судом 22.09.2003 г. по ходатайству прокурора возвращено дело по обвинению Н. по ст.105 ч.1 УК РФ по мотиву того, что в обвинительном заключении не конкретизированы время, мотив и цель совершения преступления, что исключает возможность вынесения судебного решения. Однако, и в предъявленном обвинении и в обвинительном заключении было указано, что 23 апреля 2003 года около 6 часов Н. в состоянии алкогольного опьянения во время ссоры с К., возникшей из-за того, что тот вступил в его конфликт с Ф. на стороне последнего, умышленно с целью убийства нанес К. множество ударов руками и ногами, после чего нанес К. удар ножом в спину, затем с целью доведения преступного умысла на убийство до конца, схватил металлический прут и нанес им удар К. по голове. Из приведенной части текста предъявленного обвинения видно, что решение суда было необоснованно. Время, мотив и цель преступления в обвинении достаточно конкретны. После перепредъявления обвинения и пересоставления обвинительного заключения изложение отмеченных обстоятельств преступления никоим образом не изменилось, и это не воспрепятствовало суду при повторном рассмотрении дела вынести обвинительный приговор.

Коряжемский городской суд 20.11.2002 г. в ходе судебного разбирательства по делу по обвинению К. по ст.158 ч.2 п.п. «б,в,г» УК РФ, проведя судебное следствие и прения сторон, вынес постановление о возвращении прокурору по тем основаниям, что обвинительный акт составлен с нарушением УПК, т.к. характер и размер причиненного кражами вреда в достаточной степени не доказаны. Между тем, в обвинительном акте были приведены конкретные вещи, похищенные у потерпевших, и указана их стоимость, поэтому нарушений уголовно-процессуального закона, связанных с составлением обвинительного акта, препятствующих рассмотрению дела судом, не имелось. По представлению государственного обвинителя судебная коллегия постановление судьи отменила.

е) иные нарушения уголовно-процессуального закона (44 дела)

Иные, не связанные с составлением обвинительного заключения или обвинительного акта нарушения УПК в качестве самостоятельного основания возвращения дела прокурору в ст.237 УПК не указаны. Однако в судебной практике такие нарушения постепенно стали являться действительной причиной возвращения дел прокурору, хотя зачастую суды мотивировали свои решения, ссылаясь на составление обвинительного заключения или обвинительного акта с нарушением закона. В настоящее время такая практика поддержана высшими судебными органами страны, и суды имеют возможность применять п.1 ч.1 ст.237 УПК, напрямую ссылаясь на иные нарушения УПК.

Как указал Конституционный Суд РФ, в случае выявления допущенных органами дознания или предварительного следствия процессуальных нарушений суд вправе, самостоятельно и независимо осуществляя правосудие, принимать в соответствии с уголовно-процессуальным законом меры по их устранению с целью восстановления нарушенных прав участников уголовного судопроизводства и создания условий для всестороннего и объективного рассмотрения дела по существу. Положения части первой статьи 237 УПК не исключают правомочие суда по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенных нарушений уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия (п.п.3-4 Постановления № 18-П от 8 декабря 2003 г.)

Верховный Суд РФ так же разъясняет о допустимости возвращения дела судом прокурору в случаях, когда в досудебном производстве допущены существенные нарушения закона, не устранимые в судебном заседании (п.14 Постановления Пленума № 1 от 5 марта 2004 г.).

При оценке выявленных нарушений УПК с точки зрения их существенности судам можно руководствоваться перечнем и критериями, приводившимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 84 от 8 декабря 1999 г. «О практике применения судами законодательства, регулирующего направление уголовных дел для дополнительного расследования». Хотя данное постановление и утратило силу, изложенные в нем рекомендации в части отнесения нарушений УПК к категории существенных применимы и в практике возвращения дел в порядке ст.237 УПК.

В то же время необходимо иметь ввиду, что такие процессуальные нарушения, подлежащие устранению по решению суда органами уголовного преследования, не должны касаться ни фактических обстоятельств, ни вопросов квалификации действий и доказанности вины обвиняемых, а их устранение не должно предполагать дополнение ранее предъявленного обвинения.*

Наиболее существенными и достаточно распространенными нарушениями норм УПК, препятствующими рассмотрению дела по существу, по-прежнему являются различного рода нарушения права обвиняемого на защиту (по 16 делам).

Например, нередко допускается участие в досудебном производстве одного адвоката в качестве защитников двух обвиняемых, между позициями которых имелись существенные противоречия. По этим причинам возвращали дела Ломоносовский, Вилегодский, Вельский, Пинежский, Котласский районные суды.

В отдельных случаях обвинение было предъявлено в отсутствие адвоката, с которым у обвиняемого было заключено соглашение на защиту (Дело 1-274, Котласский городской суд), при предъявлении обвинения производилась необоснованная замена ранее допущенного в дело защитника (Дело 1-271-03, Ломоносовский районный суд), в ходе расследования произведена необоснованная замена ранее допущенного защитника (Дело 1-139-02, Коряжемский городской суд), имеющий физические и психические недостатки обвиняемый не был обеспечен защитником (Дело 1-4-03, Коряжемский городской суд), в качестве защитника было допущено лицо, у которого истекли полномочия адвоката (Дело 1-147-02, Коряжемский городской суд), обвиняемому, не владевшему русским языком не были переведены основные процессуальные решения по делу (Пинежский районный суд), обвиняемый был ознакомлен с материалами дела по окончанию расследования без защитника (Дело 1-100-03, Исакогорский районный суд).

В качестве других нарушений УПК, которые по мнению судей препятствовали рассмотрению дела судом и исключали возможность вынесения судебного решения, признавались: отказ в удовлетворении ходатайства адвоката о проведении следственных действий, вследствие чего не были проверены все доказательства; не привлечение к участию в деле на предварительном следствии законного представителя несовершеннолетнего обвиняемого; несоблюдение сроков предъявления постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; неправильное выделение дела в отношении другого лица; нарушения при выполнении требований ст.217 УПК; возбуждение и расследование дела ненадлежащим лицом; проведение предварительного следствия вместо дознания; нарушение подследственности по делу в отношении военнослужащих; непризнание потерпевшим пострадавшей от преступления; неуведомление потерпевшего о рассмотрении его ходатайства и об окончании предварительного следствия; неуведомление потерпевшего о направлении дела в суд, проведение дополнительного расследования после возвращения дела прокурору при отсутствии соответствующего постановления прокурора.

Шенкурский районный суд в марте 2003 года явно необоснованно возвратил прокурору четыре уголовных дела в отношении 9 человек, поступившие в суд с обвинительным актом, мотивировав свое решение тем, что обвинительные акты по данным делам были утверждены прокурором по истечении предусмотренного ст.226 УПК РФ двухдневного срока. Указанное нарушение не влияет на юридическую силу обвинительного акта, никоим образом не препятствовало рассмотрению дела судом и являлось лишь основанием для вынесения частного определения (постановления), не более того. Следует заметить, что ни одно из данных постановлений суда не было обжаловано в кассационном порядке. Более того, инициаторами возвращения дел прокурору по указанному основанию по всем четырем делам выступили государственные обвинители.

По делам, направляемым в суд для применения принудительных мер медицинского характера, уголовно-процессуальный закон предъявляет ряд требований, аналогичных требованиям к порядку окончания расследования по обычным уголовным делам и к составлению обвинительного заключения (обвинительного акта). В частности ч.4 ст.439 УПК РФ определяется содержание постановления о направлении уголовного дела в суд для применения принудительных мер медицинского характера.

Несоблюдение этих положений закона суды правильно расценивали как существенное нарушение норм УПК, препятствующее рассмотрению дела судом, дающее основание для возвращения дела прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ. На практике суды расширили требования, предъявляемые к содержанию постановления, выносимого в порядке тс.439 УПК РФ,

Так, Северодвинский городской суд 29.08.2003 г. возвратил прокурору дело в отношении М., указав, что постановление о направлении лица для применения принудительных мер медицинского характера помимо описания общественно-опасного деяния и его квалификации должно содержать формулировку деяния (аналогично формулировке обвинения), соответствующую диспозиции статьи уголовного закона, предусматривающей ответственность за общественно-опасное деяние, совершенное лицом.

Мезенский районный суд, применяя по аналогии закона к постановлению о направлении дела для применения принудительных мер медицинского характера требования ч.4 и ч.5 ст.220 УПК РФ, возвратил прокурору дело в отношение В., указав на необходимость приложения к постановлению следователя списка лиц, подлежащих вызову в судебное заседание, справки о движении дела с указанием избранной меры пресечения, сведений о вещественных доказательствах. гражданском иске, о месте нахождения лица, в отношении которого ставится вопрос о применении принудительных мер медицинского характера. Судебная коллегия, оставив кассационное представление прокурора без удовлетворения, согласилась с позицией суда первой инстанции признав обоснованным применение процессуальной аналогии к данным правоотношениям.

Занятая судами позиция является правильной. Дела о применении принудительных мер медицинского характера в целом рассматриваются в том же порядке, что и уголовные дела с обвинительными заключениями (обвинительными актами). При рассмотрении таких дел судом должны быть исследованы и разрешены вопросы (ст.442 УПК РФ), аналогичные тем, которые подлежат разрешению при вынесении приговора. Постановление о направлении дел в суд для применения принудительных мер медицинского характера носит характер итогового процессуального документа, завершающего предварительное расследование, и по своему правовому значению аналогично обвинительному заключению (обвинительному акту). Поэтому отсутствие предусмотренных законом (статьями 220, 225 УПК РФ) сведений либо их искажение, а равно иные нарушения при составлении обвинительного заключения (обвинительного акта), препятствующие рассмотрению судом уголовного дела с обвинительным заключением (обвинительным актом) в той же степени препятствуют рассмотрению судом и дела о применении принудительных мер медицинского характера. Поэтому возвращение таких дел прокурору на основании аналогии процессуального закона представляется уместным и допустимым.

В ходе обобщения выявлены 4 случая, когда суды, мотивируя возвращение дела прокурору, ссылались на наличие нарушений закона при составлении обвинительного заключения, но не указывали конкретных нарушений и не обосновывали невозможность рассмотрения дела судом, вследствие чего невозможно оценить правильность принятого решения и определить действительные причины, повлекшие возвращение дела прокурору (Ломоносовский районный суд, Октябрьский районный суд, Котласский и Мирнинский городские суды).

В целях избежания ошибок и исключения фактов вынесения необоснованных решений суды в каждом конкретном случае должны определять, препятствует ли выявленное нарушение уголовно-процессуального закона рассмотрению дела судом, и, убедившись в этом, надлежащим образом мотивировать свое решение, особенно в случаях выявления неочевидных, редко встречающихся в судебной практике нарушений и недостатков, а так же нарушений, не перечисленных в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и по которым нет устоявшейся судебной практики.

2) невручение обвиняемому копии обвинительного заключения или обвинительного акта

Согласно требованиям ст.222 УПК РФ после утверждения обвинительного заключения прокурором его копия с приложениями вручается прокурором обвиняемому. Несоблюдение этого положения закона явилось основной причиной возвращения прокурору значительного числа дел – 27 (10,4 % от общего числа возвращенных дел). Еще по 4 делам невручение копии обвинительного заключения фигурирует в качестве дополнительного основания (основным выступали причины, предусмотренные пунктом 1).

Неоднократно подобные нарушения допускались прокурорами Плесецкого и Каргопольского районов. Так, Каргопольским и Плесецким районными судами по рассматриваемому основанию прокурору возвращено по 6 дел. Судя по отсутствию кассационных представлений, сомнений в обоснованности этих судебных решений не возникало. В остальных судах направление дел по данному основанию носило единичный характер.

Чаще всего по делам с таким нарушением отсутствовали какие-либо сведения о вручении копии обвинительного заключения или обвинительного акта, но имеются и другие примеры.

Так, Ломоносовский районный суд, рассматривая дело по обвинению А. и Ж., установил, что обвиняемому А., недостаточно владеющему русским языком и пользующемуся услугами переводчика, не были переведены на азербайджанский язык процессуальные документы: постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение. Вручение копии обвинительного заключения только на русском языке суд расценил как ее невручение и возвратил дело прокурору, сославшись на п.2 ч.1 ст.237 УПК РФ. Представляется, что более правильным в данном случае было констатировать нарушение права обвиняемого на защиту (об этом так же упоминается в судебном постановлении) и возвратить дело прокурору на основании п.1 ч.1 ст.237 УПК РФ.

Красноборский районный суд возвратил прокурору дело по обвинению П., поскольку установил, что копия обвинительного заключения вручена не обвиняемому, а другому лицу. Данных о том, что копия обвинительного заключения впоследствии была передана обвиняемому, в деле не имелось.

В деле по обвинению несовершеннолетнего Н. расписка о вручении ему копии обвинительного заключения имелась, однако в судебном заседании было установлено, что в действительности она обвиняемому не вручалась, в связи с чем по ходатайству государственного обвинителя дело возвращено прокурору.

В предварительном слушании по делу в отношении К., В., Г., М. и Т. судья Котласского городского суда установил, что обвинительное заключение не читаемо, а его копия вручена обвиняемому Т. не в полном объеме (отсутствовал один лист, а на одном из листов друг на друга наложены тексты с различных листов заключения). Придя к выводу, что обвинительное заключение составлено с нарушением УПК, а его копия надлежащим образом обвиняемому не вручена, судья возвратил дело прокурору для пересоставления обвинительного заключения и вручения его копий обвиняемым.

В практике судов имелись случаи возвращения дела прокурору по причине вручения копии не утвержденного прокурором обвинительного заключения (обвинительного акта). Такую позицию следует признать правильной, поскольку по смыслу ст.ст.221-222 и ст.ст.225-226 УПК РФ утверждение обвинительного заключения (обвинительного акта) прокурором должно предшествовать вручению его копии обвиняемому и направлению дела в суд. Кроме того, обвинительное заключение (обвинительный акт) как вид процессуального решения обретает юридическую силу только с момента утверждения его прокурором.

____________________________________

* См.: пункт 3 Постановления Конституционного Суда РФ № 18-П от 8 декабря 2003 года.



<< Предыдущая || Следующая >>

Страницы  1  2  3  [4]  5  6 


Наверх Назад к списку

Новости сайта


26.04.14
Обновлен раздел Справочник - Информация по уголовным делам

04.03.14
Пополнение в разделе Документы - Уголовное судопроизводство - Обобщения судебной практики

11.02.14
В разделе Публикации - Судебный вестник Архангельской области выложен новый номер журнала

03.02.14
Обновлен раздел Контакты -Районные суды Архангельской области

21.01.14
Пополнение в разделе Справочник - Статистика

Архив

Новости 2013 год
Новости 2012 год
Новости 2011 год
Новости 2010 год
Новости 2009 год
Новости 2008 год
Новости 2007 год
Новости 2006 год
Новости 2005 год
Новости 2004 год